Итальянская версия сайта

Навигатор

Новые книги

Главные книги. А. Проханов, Ю. Мамлеев, М. Правда

Александр Проханов.  Русский. М.: Рипол Классик, 2011
 

Александр Проханов - один из патриархов русской литературы начала XXI века, хотя и с несколько неоднозначной репутацией (так, фамилию "Проханов" часто используют как синоним слова "графоман", и библиография из полусотни толстых романов тому способствует). Каждый новый его роман есть попытка схватить "метафору современности", уловить настроение эпохи; теоретически существующая возможность реализации этой задачи оправдывает самые радикальные сюжеты. Главный герой романа, Серж Молошников, 32-летний арт-директор популярного телеканала, ведет жизнь обычного преуспевающего в путинской России москвича. Однажды этому беспочвенному благополучию приходит конец: его похищают агенты амбициозного олигарха, чей жизненный проект связан с искоренением всего "русского", что еще осталось в современной России. Пройдя через подземелья, кишащие рабами, через ночные радения с бомжами-философами, через "оранжевые" антиправительственные демонстрации," через "Русские марши" и контакты с кавказскими террористами-смертниками, Серж переживает нравственное преображение - и в финале, похоже, готов стать кем-то вроде мессии, который прекратит уничтожение "русского" и понесет новое евангелие как самим русским, так и прочим народам империи. Разумеется, для неподготовленного читателя сюжетные эксцентриады Проханова могут выглядеть едва ли не оскорбительными (кому-вообще-пришло-в-голову-опубликовать-это?!); однако, по сути, "хождение по мукам" - может быть, самый русский литературный жанр из всех существующих, и в этом смысле Проханов, с его удивительной проницательностью, с его трансгрессивными гиперболами, с его метафорическими гимнами уникальности национальной эстетики, - несомненно, великий русский писатель.
_________________________________
Юрий Мамлеев. После конца. М.: ЭКСМО, 2011
 

Биографию только что отпраздновавшего свой юбилей Ю.В.Мамлеева следовало бы назвать "80 лет вокруг того света" - во всех его книгах разыгрыется примерно один и тот же сюжет: русский человек оказывается в некоем параллельном сюрреалистическом пространстве, обычно в аду, реже в раю, где, на глазах у шокированного читателя, переживает духовный кризис. Новейший роман, "После конца", не исключение: некто Валентин Уваров из начала XXI века попадает в тотальной чужой мир будущего, где среди потерявшегося всякие моральные ориентиры человечества ютится маленький русский анклав, неведомо как там оказавшийся. Мир завтра, таким образом, есть ни что иное, как преисподняя - однако и туда, в сердце тьмы, абсурда, бессовестности и мракобесия, нет-нет, да и заглядывает луч надежды; а все дело в том, что такое будущее, хоть и неотвратимое, есть все же явление временное; тогда как Россия (по Мамлееву) - феномен вечный, и в конечном счете эта "Россия вечная" в состоянии очистить любые, даже самые отравленные, буквально и метафизически, пространства и времена. Рациональному читателю трудно управляться с книгами Мамлеева – как и всякий визионер, он не всегда дает себе труд быть художественно убедительным; его аргументы - это шок и смех; однако даже и самый предубежденный скептик, если все же доберется до финала, почувствует нечто странное - если и не веру, то возможность некоего резонанса между миром "здесь и сейчас" и миром потусторонним, "мамлеевским".
_________________________________
Мария Правда. Площадь отсчета. М.: Зебра Е, 2011
 

Во времена СССР восстание декабристов было одним из самых востребованных исторических феноменов - "разбудившие", по ленинской формулировке, "Герцена" дворяне охотно романтизировались фрондирующей интеллигенцией; затем на долгие годы эта переставшая рифмоваться с современностью тема маргинализовалась. "Площадь отсчета" - первая за многие годы дотошная историческая реконструкция восстания 14 декабря 1825 года. Роман представляет собой беллетризованную хронику событий с 25 ноября 1825 по 25 июля 1826 годов (подготовки восстания и затем репрессий), "снятую" как бы с нескольких камер - которые "навешены" на Николая Павловича Романова, Вильгельма Кюхельбекера, Ивана Пушина, Николая Рылеева, Михаила Сперанского и многих других исторических лиц (впрочем, здесь есть и персонажи вымышленные, вроде лакеев Рылеева). Хрестоматийные детали декабристского сюжета удачно комбинируются с относительно малоизвестными (например, здесь выясняется, что руководитель Южного общества Павел Пестель был растратчиком казенных денег и участвовал в финансовых махинациях). Как и многие авторы исторических романов, М.Правда выбрала манеру повествования, имитирующую "слог эпохи"; такого рода "аутентичные" стилистические реконструкции требуют от сочинителя изрядного мастерства, однако, к сожалению, всегда несколько отдают нафталином. Впрочем, если вы сможете поверить автору на слово (точнее, не автору, а героям, потому что весь роман - коллаж из несобственно-прямых речей персонажей) и готовы простить злоупотребление восклицательными знаками, то "Площадь отсчета" - не самый худший способ совершить путешествие на машине времени в одну из самых мифологизированных эпох в русской истории.