Итальянская версия сайта

Микела Мурджиа

Аккабадора

Сортировать

[]

Александр Юсупов

Эвтаназия по-сардински

Michela Murgia. Accabadora. Torino: Einaudi, 2009. 164 p.

_________________________________

В шестилетнем возрасте Мария попадает к приемной матери, но вовсе не потому, что с ее настоящей родительницей приключается какая-то беда: удочерение происходит при "полном непротивлении сторон", и девочка лишь меняет место жительства, не покидая родных пределов. С этого момента она – fillus de anima, "духовная дочь" престарелой Бонарии Урраи, портнихи, которую время от времени просят о том, чего не сделаешь с помощью нитки и иголки: "аккабадора", от испанского acabar, "завершать" или "приканчивать" – так на сардинском языке именуется тот, кто способствует завершению земного пути, обрывает нить жизни, истонченную физическими страданиями. В маленькой сардинской деревушке это абсолютный секрет Полишинеля, но "прозрение" обходится Марии слишком дорого: она вновь покидает дом и возвращается уже много позже, будучи призванной обратно письмами старшей сестры, собственною совестью и грузом непрощенного греха.

Согласно преданию, недавно ставшему объектом этнологических исследований, женщины-"аккабадоры" жили чуть ли не в каждом сардинском селении и помогали избавиться от мук неизлечимо больным пациентам, по собственному желанию последних и с согласия их семей; сведения об этой "традиционной эвтаназии" сохранились лишь в устной традиции. Сконцентрированный на столь весомом персонаже, роман Микелы Мурджиа вполне может считаться новым словом в многотомном исследовании темы "преступления и наказания"; на 164 его страницах – поиск ответа на ряд экзистенциальных вопросов: что есть вершение смерти без суда, может ли человек осознать необходимость смерти, сколь велика может быть боль от клейма, если преступление, совершенное другим, пусть и близким человеком, густой тенью ложится на собственное миросознание; наконец, какова та грань, которая отделяет "преступление" и "спасение" в списке потенциальных синонимов слова "смерть". Сильные стороны книги также вполне поддаются перечислению по пунктам: удачно подобранный и до конца сохраненный такт, остроумное дистанцирование от пасторальных рассказов о взаимосвязи потустороннего и земного миров в пределах искреннего сардинского простодушия (а из этой темы даже самый заурядный литературный траулер вполне мог бы выловить очередного многостраничного спрута – примеров тому множество), сколь деликатный, столь же решительный отказ скармливать ароматную начинку сюжета всеядному любителю криминала и смещение акцентов в сторону "переступления" как нравственного акта в контексте не прямолинейной жестокости, а (возможно, извращенного) милосердия. В предложенной литературно-географической точке каждый второй читатель предпочел бы с удовольствием задержаться, но проводник попался энергичный, и вместо того, чтобы захлопнуть книгу на последней странице, размеренно дыша и так ничего и не поняв, приходится пускаться в опасный трип из деревенского наива в психологический детектив и с жадностью ожидать концовки, чтобы продолжить путешествие в собственных мыслях. Дважды на протяжении действия романа автор резко дергает за штурвал, поднимая повествование на новую высоту; оттуда видно больше, и благодарный читатель сразу прилипает к иллюминатору. В отличие от большинства книжных новинок с ярко выраженной региональной отсылкой, в этой книге не нашлось места диалекту (парадокс, хотя среди "благодарностей" – кивок в адрес еще одного писателя с Сардинии, Марчелло Фоиса, "за излечение от боязни обращения к сардинскому языку"); тем не менее, текст насыщен богатыми речевыми оборотами, отличительными чертами которых, под стать кулинарным изыскам тех мест, являются чистота ингредиентов и удивительная бесконечность угадываемых интонаций. Видимо, именно по такому "отрезку" можно по праву судить о пестроте и цельности ткани народного языка.

За книгу Accabadora Микела Мурджа получила целую россыпь престижных премий – "СуперМонделло", "Кампьелло" и "Алассио"; это "тройное попадание" весомо еще и потому, что стало, по сути, первым свидетельством национального литературного признания 38-летней писательницы. От этого, впрочем, книга не перестает быть своего рода рекреацией, где можно отдохнуть, подпитаться и заинтересоваться. Ее отличие заключается не только в изначальном богатстве сюжета, но и в сполна продемонстрированном умении автора им распорядиться. В конце концов, тема духовного родства, взаимной ответственности и понимания на расстоянии таит в себе множество подводных камней, в особенности если бурная река романа протекает мимо мистических дебрей тихой сардинской деревушки.


Другие книги этого автора

  • Комментарии [0]

    Оставить комментарий