Итальянская версия сайта

Сандро Веронези

Спокойный хаос

Сортировать

[]

Александр Юсупов

Выход есть

За десять дней до конца лета жизнь 42-летнего Пьетро Паладини совершает крутой вираж – как будто кто-то со стороны управлял стечением событий: вот он вместе с братом спасает утопающую в море женщину – а спустя всего несколько минут держит в руках голову скоропостижно скончавшейся собственной жены. 14-летняя дочь Клаудия нуждается в поддержке отца, и тот, проводив ее в школу, дает ей обещание не покидать школьный двор до вечера; на следующий день ситуация повторяется, и главный герой в итоге остается там на все последующие дни своей жизни из тех, что описаны в книге. Кажется, что его жизнь обретает цельность лишь будучи привязанной к одной географической точке – и в это же время вокруг разворачивается спокойный хаос повседневности, а он становится той самой точкой притяжения, куда стягиваются такие же, как он мятежные атомы – родственники, знакомые и воротилы бизнеса, пытающиеся понять, чем скамейка в парке или стул в кафетерии через дорогу могут быть лучше места в просторном офисе на самой вершине продюсерской империи.

Поведение Пьетро Паладини все окружающие, разумеется, классифицируют как девиантное – но не спешат его осуждать: выясняется, что для них шаг в сторону от колеи тоже является необходимостью. Он придумал спокойный хаос – состояние, в котором знакомые предметы находятся в незнакомом порядке; из этого источника мудрости стремятся почерпнуть силы школьные учителя, бывшая любовница, более или менее случайные знакомые, большие боссы и простые коллеги по работе. Замерев посреди людского и автомобильного потока посреди мегаполиса (а остановка в данном случае столь же разрушительна для стереотипов, как движение против течения), главный герой романа превращается даже не в отшельника-старца, давшего странный обет, а в курьезный предмет городского ландшафта – наподобие дерева, на котором завязывают цветные ленточки, или птичницы с подолом, полным записок, на одной из станций московского метро. В записках – самое разное: от неразделенной любви до сумасшедшей мысли о том, что управление транснациональной компанией должно осуществляться по принципу святой Троицы; силой исцеления обладают не неловкие ответные комментарии, а сам по себе пример человека, который никому ничего не должен – никому, кроме дочери, хотя и в данном случае долг выглядит несколько надуманным. Вынужденное столкновение с неожиданным и необратимым – в данном случае это смерть жены – вызывает желание отстраниться, взглянуть на все со стороны и тем самым узнать истинную цену вещей. Пытаясь скоротать время, Паладини составляет любопытные списки – список авиакомпаний, которыми он летал, список женщин, которых он целовал, и так далее; неуклюжая попытка автобиографии, "зарубки", не имеющие смысла, потому как оставлены они не в процессе движения вперед, а в ходе перемещения по кругу; прохождение одной и той же точки – дело инерции, а не волевого решения. Единственный перечень, не укладывающийся в это определение – собственно, то, что мы узнаем из романа: от чего преуспевающий миланский бизнесмен, важный винтик могучей продюсерской компании готов еще отказаться ради того, чтобы продлить состояние "спокойного хаоса". Детали этого списка остаются вне поля нашего зрения – мы видим лишь момент разрыва круга, ухода за флажки:

Ушел. И с ним ушло все гнилое, что было у меня внутри, я знаю, что оно было, всегда было, и всегда я это знал, и теперь все ушло вместе с ним, мгновение назад. Я не воспользовался предоставленной мне возможностью, не мне скакать рядом с властелинами мира сего, но сегодня я смастерил себе феноменальное воспоминание. (стр. 430)

Не революции, а лишь намека на нее достаточно, чтобы мир закрутился вокруг с большей интенсивностью. У Веронези – прежде всего, в романе La forza del passato ("Сила прошлого"; Milano, Bompiani, 2000) – этот мотив уже встречался: обычная жизнь таит в себе бомбу замедленного действия, бам – и ее разорвет на куски, и явится новый мир; проблема, однако, в том, что ничто не в силах помешать ему быть похожим на разрушенный старый.

  • Комментарии [0]

    Оставить комментарий